Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры

Российская государственная
библиотека искусств

"Искусство помогать искусству"
В электронном каталоге На сайте
Для корректной работы разрешите отображение всплывающих окон!

Собственное отношение к премии О. Шейнцис выразил просто: «К наградам отношусь иронично. Если относиться к ним серьезно, они могут приносить порчу. Можно и впрямь подумать, что ты какой-то великий, и ходить этаким дурнем. Мои «Золотые маски» это компенсация родственникам за те неудобства, что они терпят от меня. Небольшое доказательство осмысленности моей работы ведь у большинства людей наш труд вызывает сомнения». (Независимая газета, 24 марта 2004).

ОЛЕГ ШЕЙНЦИС. Фотография Валерия Плотникова

«Я не в силах перечислить всего, что сделано Олегом Шейнцисом для становления «Ленкома» и превращения его из Театра имени Ленинского комсомола в своеобразный и примечательный московский театр, писал художественный руководитель и главный режиссер театра Ленком М. Захаров. Он формировал его эстетику, начиная от служебных бланков и до узорчатых ворот двора… Он причастен к репертуарным поискам «Ленкома» и рождению его лучших спектаклей».   (Художник и сцена. М., 1988).

Доктор искусствоведения, главный редактор журнала «Сцена» А. Михайлова говорила об О. Шейнцисе: «Каждый его новый спектакль это неожиданность. Мне кажется, что это его программная позиция. В каждом спектакле он делает что-то первым, … каждый его новый спектакль не похож на прежний, и каждый раз он работает ради пьесы, ради ее режиссерского толкования. Поэтому он один в России имеет афишное наименование «режиссер-сценограф». (Из интервью «Радио Свобода». 2006). 

ОЛЕГ ШЕЙНЦИС.  Эскиз «Золотой маски»

«Когда в 1993 году Секретариат Союза театральных деятелей России решал вопрос о введении ежегодной национальной театральной премии, Олег Шейнцис предложил создать приз — ее символ, а в следующем году разработал дизайн изящного Памятного знака.

Он сделал это просто, красиво и остроумно. Взяв за основу венецианскую маску, художник придал ей сходство с двуглавым орлом. Символ российской державы органично вписался в символ европейского театра. Под красной шапочкой Арлекина (во лбу шапочки, как третий глаз, — еще одна маска) разлетаются в стороны золоченые орлиные крылья.

Автор приза сам дважды становился лауреатом знаменитой награды: за сценографию спектаклей Ленкома «Чайка» и Большого театра «Любовь к трём апельсинам».

Собственное отношение к премии О. Шейнцис выразил просто: «К наградам отношусь иронично. Если относиться к ним серьезно, они могут приносить порчу. Можно и впрямь подумать, что ты какой-то великий, и ходить этаким дурнем. Мои «Золотые маски» — это компенсация родственникам за те неудобства, что они терпят от меня. Небольшое доказательство осмысленности моей работы — ведь у большинства людей наш труд вызывает сомнения».

(Независимая газета, 24 марта 2004).

ОЛЕГ ШЕЙНЦИС. Логотип Международного театрального фестиваля имени А.П. Чехова

2019 год XIV Международного театрального фестиваля имени А.П. Чехова. Неизменно все афиши и программы фестиваля украшают лаконичные и выразительные логотипы, автор которых Олег Шейнцис. Высокий профессионал, он безошибочно нашел легко узнаваемый, чрезвычайно привлекательный и легко читаемый дизайн для одного из самых ярких театральных событий.Главному художнику «Ленкома» одинаково дорого было все, что имело отношение к театральным подмосткам. Здесь для него не существовало вещей незначительных. С равным вниманием и серьезностью относился О. Шейнцис ко всем составляющим элементам сценографии. Хорошо чувствующий стиль художник всегда находил гениальные в своей простоте решения, будь то ломка привычного сценического пространства или создание логотипа фестиваля. 

ОЛЕГ ШЕЙНЦИС. «Юнона» и «Авось» А. Вознесенского, А. Рыбникова. 1981

Первой работой О. Шейнциса в качестве главного художника в театре М. Захарова стала знаменитая постановка «Юнона и Авось» (1982). Успех премьеры был сенсационным. Спектакль стал визитной карточкой театра, а О. Шейнцис одним из лучших сценографов России. Вспоминает народный артист России В. Певцов: «Спектакль «Юнона» и «Авось» памятник самому себе: я нигде в мировой практике такого не помню, чтобы театральная конструкция держалась так долго и не теряла качества абсолютно. По воле свыше тут сошлись гениальность Марка Захарова, Алексея Рыбникова, Владимира Васильева и Олега Шейнциса, сделавшего потрясающие декорации». По словам народной артистки России Е. Шаниной, «актеры буквально сливались со структурой, которую придумывал художник». М. Захаров не раз признавался, что мнение О. Шейнциса формировало и меняло его режиссерские замыслы. А сам сценограф отмечал, что «Марк Анатольевич Захаров не давил авторитетом, а наоборот, предоставлял мне возможность оставаться непредсказуемым». 

ОЛЕГ ШЕЙНЦИС в «Театралке» (ГЦТБ — РГБИ). 1975. Фотография Валентины Комоловой

В РГБИ, бывшую в те времена «Театралкой», Олег Шейнцис пришел студентом и проводил здесь много времени. Став театральным художником, работал над созданием своих спектаклей, затем за знаниями отправлял сюда же своих студентов. О педагогической работе О. Шейнцис писал: «Мы, преподаватели-художники, не педагоги, и мы не относимся к молодым, как к студентам. Формула учитель-ученик здесь не действует, мы в другой системе взаимоотношений, которая возникла спокон веку. Не через лекции, но в совместном труде они получают арсенал приемов, умений и становятся потом сами мастерами. Художника нельзя сделать. Но выстроить систему мировоззрения можно. Выстроить систему нравственно-этическую, систему существования в мире, систему существования с партнерами это все можно. Изменить слово «конкуренция» на «соперничество» можно, как и выработать этические нормы этого соперничества. Познать, где неизбежные компромиссы являются нарушением суверенности художника, предательством его собственного «я», а где нет. Если нет этой стороны, то рисовать студент не сумеет».